БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА

Михаэль Энде

Момо

Часть 1-ая.

МОМО И ЕЕ ДРУЗЬЯ

Глава 1-ая.

БОЛЬШОЙ ГОРОД И Малая Девченка

В давние-предавние времена, когда люди еще гласили на совершенно позабытых сейчас языках, в теплых странах уже существовали огромные и красивые городка. Там выселись дворцы правителей и царей; тянулись из конца в конец широкие улицы; извивались узенькие переулочки БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА и тупички; стояли прекрасные храмы с золотыми и мраморными скульптурами богов; шумели пестрые рынки, где предлагали продукты со всех концов света; простирались широкие площади, где люди обсуждали анонсы, произносили либо просто слушали речи. Но сначала славились эти городка своими театрами.

Театры эти похожи были на сегодняшний цирк, только построенный полностью из БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА камня. Ряды для зрителей размещались ступенями друг над другом, как в большой воронке. И если посмотреть сверху, то одни из этих строений были круглыми, другие создавали овал либо половину круга. Называли их амфитеатрами.

Некие из их были большие, как футбольный стадион, другие вмещали не больше 2-ух сотен БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА зрителей. Одни были шикарными, с колоннами и скульптурами, другие умеренными, без всяких украшений. Крыш у амфитеатров не было, все представления давались под открытым небом. Вобщем, в театрах побогаче над рядами натягивали золототканые ковры, чтоб защитить публику от солнечного зноя либо неожиданного дождика. В театрах победнее этому же служили тростниковые либо соломенные БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА циновки. Одним словом, имелись театры для богатых и театры для бедных. Их посещали все, так как все были страстными слушателями и зрителями.

И когда люди, затаив дыхание, наблюдали за забавными либо печальными событиями, которые происходили на сцене, им казалось, что эта только представляемая жизнь каким-то БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА загадочным образом кажется более правдивой, настоящей и намного увлекательнее, чем их собственная, ежедневная. И они обожали внимать этой другой реальности.

С того времени прошли тысячелетия. Городка пропали, дворцы и храмы разрушились. Ветер и дождик, жара и холод отполировали и выветрили камешки, от огромных театров остались развалины. В старенькых, потрескавшихся БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА стенках сейчас только цикады поют свою однообразную песню, похожую на дыхание спящей земли.

Но некие из этих древних городов сохранились и доныне. Естественно, жизнь в их поменялась. Люди ездят в автомобилях и поездах, у их телефон и электричество. Но, время от времени посреди новых построек можно и сейчас еще БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА узреть античные колонны, арку, кусочек крепостной стенки либо амфитеатр тех дальних дней.

В одном из таких городов и случилась эта история.

На южной окраине огромного городка, там, где начинаются поля, а дома и постройки становятся все беднее, спрятались в пиниевом лесочке развалины малеханького амфитеатра. Он и в древности не БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА казался шикарным, это был театр для бедных. А в наши деньки. другими словами в те деньки, когда началась эта история с Момо, о развалинах практически никто не помнил. Об этом театре знали только знатоки древности, да и для их он не представлял энтузиазма, ведь учить там было уже нечего БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА. Время от времени забредали сюда два-три туриста, лазили по заросшим травкой каменным ступеням, переговаривались, щелкали фотоаппаратами и уходили. В каменную воронку ворачивалась тишь, цикады начинали последующую строфу собственной нескончаемой песни, точь-в-точь такую же, как прошлые.

В большинстве случаев бывали тут близлежащие обитатели, издавна знавшие это место БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА. Они оставляли тут пастись собственных коз, а детки игрались в мяч на круглой площадке, посреди амфитеатра. Время от времени встречались здесь по вечерам и влюбленные парочки.

В один прекрасный момент прошел слух, что в развалинах кто-то живет. Гласили, что это ребенок, малая девченка, но толком никто ничего не БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА знал. Звали ее, кажется, Момо.

Смотрелась Момо незначительно удивительно. На людей, ценивших аккуратность и чистоту, она действовала пугающе. Она была малая и худенькая, и тяжело было угадать, сколько ей лет – восемь либо двенадцать. У нее были буйные, иссиня-черные кудряшки, которых, разумеется, никогда не касались ни гребень, ни ножницы, огромные, умопомрачительно БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА прекрасные глаза, тоже темные, и того же цвета ноги, так как она всегда бегала с босыми ногами. Зимой она время от времени надевала башмаки, но они были ей значительны, да к тому же к тому же различные. Ведь свои вещи Момо либо кое-где отыскала, либо получила в подарок БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА. Ее длинноватая, до щиколоток юбка была сшита из цветных кусков. Сверху Момо носила очень для нее просторный старенькый мужской пиджак, рукава которого она всегда закатывала. Отрезать их Момо не желала, она задумывалась о том, что скоро вырастет и кто знает, попадется ли ей когда-нибудь опять таковой БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА превосходный пиджак, в каком настолько не мало кармашков.

Под заросшей бурьяном театральной сценой находилось несколько полуобвалившихся каморок, в которые можно было попасть через дыру в стенке. Тут Момо устроила для себя дом. Как-то в обед к Момо пришли люди, несколько парней и дам. Они желали с ней побеседовать. Момо стояла и БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА испуганно смотрела на их, опасаясь, что они прогонят ее отсюда. Но скоро она сообразила, что это добрые люди. Они сами были бедные и отлично знали жизнь.

– Так, – произнес какой-то из них, – для тебя здесь, означает, нравится?

– Да, – ответила Момо.

– И ты желала бы тут остаться?

– Да БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, очень.

– Разве тебя никто нигде не ожидает?

– Нет.

– Я желаю сказать: разве для тебя не охото возвратиться домой?

– Мой дом тут, – стремительно ответила Момо.

– Но откуда ты?

Момо махнула рукою в неопределенном направлении: куда-то вдаль.

– Кто же твои предки? – продолжал выпытывать человек.

Чуток приподняв плечи, Момо растерянно посмотрела на спрашивавшего БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА. Люди переглянулись и вздохнули.

– Не страшись, – продолжал человек. – Мы совсем не гоним тебя отсюда. Мы желаем для тебя посодействовать. Момо неуверенно кивнула.

– Ты говоришь, тебя зовут Момо, не так ли?

– Да.

– Это прекрасное имя, хотя я его никогда не слыхал. Кто отдал для тебя это имя БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА?

– Я, – произнесла Момо.

– Ты сама себя так именовала?

– Да.

– Когда же ты родилась?

– Сколько я себя помню, я была всегда, – малость подумав, ответила Момо.

– Неуж-то у тебя нет ни тети, ни дяди, ни бабушки, никого, к кому бы ты могла пойти?

Некое время Момо молчком смотрела на спрашивающего, позже шепнула:

– Мой БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА дом тут.

– Естественно, – произнес человек. – Но ведь ты ребенок. Сколько же для тебя лет?

– 100, – неуверенно ответила Момо.

Люди рассмеялись, решив, что это шуточка.

– Нет, серьезно: сколько для тебя лет?

– 100 два, – ответила Момо, все еще не совершенно уверенно.

В конце концов люди сообразили, что Момо именует числа, кое-где услышанные БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, не представляя для себя их смысла, ведь никто не учил ее считать.

– Послушай-ка, – произнес все тот же человек, посоветовавшись с другими, – хочешь, мы поведаем о для тебя милиции? Тебя вышлют в приют, там у тебя будет пища и кровать, там тебя обучат считать, писать, читать и многому БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА другому. Что ты на это скажешь?

Момо ужаснулась.

– Нет, – ответила она. – Не желаю. Я там уже была. Там и другие малыши были. На окнах решетки, и каждый денек нас лупили – просто так, ни за что. Я перелезла ночкой через забор и удрала. Я не желаю туда.

– Это я могу осознать БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, – кивнув, произнес старик. И другие тоже кивнули.

– Ну, отлично, – произнесла одна из дам, – но ты еще совершенно малая. Кто-то ведь должен о для тебя хлопотать.

– Я, – облегченно ответила Момо.

– И ты это можешь? – спросила дама.

– Мне много не нужно, – тихо ответила Момо.

Люди снова переглянулись.

– Знаешь что БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА, Момо, – предложил человек, говоривший поначалу, – ты могла бы пристроиться у кого-нибудь из нас. У нас у самих тесновато, у каждого куча деток, всех нужно прокормить, но одним больше либо меньше – разница невелика… Что ты об этом думаешь?

– Спасибо, – произнесла Момо, впервой улыбнувшись. – Огромное спасибо! А можно мне остаться здесь БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА? Можно?

Обсудив этот вопрос, люди решили, что девченка права. Тут ребенку будет не ужаснее, чем у хоть какого из их, а хлопотать о Момо они могут сообща, и это будет проще, чем если б заботы достались одному.

И они сразу принялись приводить в порядок полуразвалившуюся конурку, в какой БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА поселилась Момо. Каменщик даже сложил в углу небольшой очаг, выведя наружу заржавелую трубу. Старик столяр сколотил из ящичных досок столик и два стула. А дамы принесли старенькую, украшенную завитками металлическую кровать, старенькый матрац и два одеяла. Из каменной дыры вышла малая комфортная комнатка. Каменщик, обладавший талантом художника, нарисовал на БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА стенке букет цветов. Он нарисовал и раму и даже гвоздь, на котором висит картина.

А позже пришли детки этих людей и принесли кто кусок сыра, кто булку, кто мало фруктов. И потому что малышей было много, то к вечеру набралось столько пищи, что они закатили в амфитеатре в честь Момо БОЛЬШОЙ ГОРОД И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА реальный банкет. И праздновали так забавно, как это могут только бедные люди.

Итак вот и началась дружба малеханькой Момо с близлежащими жителями.

Глава 2-ая.


bolnim-nuzhni-vashi-energii.html
bolnoj-m-32-let-poluchil-rezanuyu-ranu-oblasti-perednej-poverhnosti-levogo-predplechya-upavshim-razbitim-steklom-rana-obilno-krovotochit.html
bolnoj-vopros-grazhdanskie-pravootnosheniya-s-medicinskimi-organizaciyami229-zanimatelnaya-civilistika.html